borzopisec #Борзописец

По дороге в Белую Холуницу

Ёлочки-красавицы

Снегом все украшены

И стоят нарядные,

Радуясь, искрясь.

Солнышко лучистое

Светит в небе ласково

Новый день чудесный,

Шагает к нам светясь!

Вот под горку вправо лентою дорога,

А теперь всё прямо,

Снова поворот.

Счастливо сияет солнышко задорное

И лучами длинными до сосен достаёт.

Береснева Лариса, директор департамента непрерывного образования Вятского ГАТУ

Лион


Стирая сна с реальностью границы,
Как будто бы им имя легион,
Большие антрацитовые птицы
Чернильной кляксой падают в Лион,
Ворочаются шёлковым узором
И гасят бестолковый мёртвый свет:
До горизонта, сколько хватит взора,
Как будто и тебя, и мира нет.
Садятся птицы, души чьи-то будто,
Сплошные тени: вывих и излом.
И, растекаясь щупальцами спрута,
Текут рекой, вперёд и напролом.
Они летят, закат собой замыля,
Как чёрная мерцающая взвесь.
Раскрой и ты свои большие крылья.
Ты волшебство. Ты магия. Ты здесь.
Взлетай, ma vie, без страха и сомнений,
Тревожный дух, мечтатель и творец,
В пространство самых памятных мгновений,
Где сотня тысяч пламенных сердец
Стучат о ребра, как состав порожний,
И уготован им удел судьбой
Прикладывать любовь как подорожник
На души, обожженные тобой.

Тедозашвили Лейла, преподаватель Вятского ГАТУ

Я в поле…

Я в поле…

Быть может, мне это снится?

Но я чувствую ветер

И слышу шёпот травы,

И вижу бег солнца лучей!

Зелень травы так радует глаз!

Все иду и иду, а дорога не хочет кончаться.

Вдалеке виден лес,

Он так манит к себе,

Так просит время с собой провести!

Его зову, противиться не силах…

Подходит к концу полевая дорога.

Вот иду я тропинкой лесной

Мимо сосен больших вековых!

Сосновую шишку я подниму,

Веточку вставлю в нее.

Найду я немного смолы,

Трубку мира я раскурю,

Ведь я за мир во всем мире!

Сысин Владислав (БЗб-120)

Ты помни

Когда настанет грусти час,
Когда устанешь от забот и дел ненужных, бесполезных,
Когда с угрюмостью в лице ты породнишься,
Когда забудешь, что такое счастье, —

Остановись. Протри глаза от пыли злобы и несчастья.
Ты встрепенись, открой глаза и посмотри вокруг —
Вокруг тебя так много счастья, ласки и добра.
Ты просто обрати на это всё своё вниманье.

Не поддавайся мыслям страшным и ненастным,
Не дай добраться им до сердца и души своей!
ТЫ их сильнее во сто крат — ОНИ в разы слабее.
Ты только помни это, не забывай об этом никогда.

Когда настанет грусти час, и вспомнишь о плохом ты,
Когда печаль тебе с тоской родными станут,
Ты помни, что все они не вечны,
Ты помни, что в жизни есть и счастья милые мгновенья

***

Воистину – человек велик,
Ведь в нём есть всё, что есть вокруг:
Быть может он упрямый как баран,
Свиреп, как волк, здоров, как бык,
Быть может он хитёр, как лис,
Иль мудр, как сова.
Он может быть и тихим, словно мышь,
Иметь проворность, гибкость кошки,
Иметь он может глаз орла и замечать что только можно.
В себе хранить он может верность пса,
Или змеи коварство.
Трудолюбивым может быть, как муравей
Или ленивца лень в нём заиграет.
Он может разным быть, когда захочет,
Ведь в нём есть всё, ведь он велик!

Утробин Артемий, студент биологического факультета

***

Звезды на плечи? Нет, спасибо, больше не надо.
И оборота на форму, и восхищённого взгляда.
На посту быть где-то опять всегда в одиночку,
Нет! Я возьму, пожалуй, для жизни отсрочку.
Не интересно уже. Я от службы остыла
И шаг как чеканить, совсем позабыла.
В душе грусть, тоска опять поселилась
И что-то вдруг хрустнуло, на кусочки разбилось…
То, что было, прошло, и было напрасно,
И душа с головой хоть в этом согласна.
По лесам и полям хочу гулять летом,
А не думать о службе и ужасе этом.
В жизнь вновь вернул меня желания ветер,
И путь стал хоть немного, но всё — таки светел.
Ночью теперь все мило, тихо и звёздно…
Я стала другой… Вернуться? Нет! Поздно.

***

А счастью в этом мире всё же быть!
Душа с сознанием отложит поединки…
Так хочется порой из прошлого сложить
Для памяти своей счастливые картинки.

И дома ощутить душевное тепло,
Пить кофе с книгой рано на рассвете,
Забыть, что в мире существует зло,
Друзей у дома собственного встретить.

Как хочется порою просто осознать,
Что в жизни наконец-то всё в порядке,
И новые вершины вскоре покорять,
А душу всю истратить без остатка…

Как хочется быть на своей земле —
Она прекрасна и слегка холмиста,
Чудесна в предрассветной мгле.
Душа покой находит здесь поэта-романиста.

Как хочется счастливым человеком стать
И добиваться в жизни всегда что-то,
Верить, надеяться, любить, творить
И с Хариком ходить день через два в болота.


Для счастья я хочу у жизни время одолжить,
Да, пусть порой дороги будут тяжки,
Как хочется на полную катушку снова жить,
И душу вновь раскрыть всю нараспашку…

Соломатина Юлия, студентка биологического факультета

Из парижского цикла

В Бордо жара. Тревожная душа
Оплавлена предчувствием свободы.
Бордо ждёт дождь, как таинство природы,
Боясь спугнуть удачу, не дыша.
Взмахнув огромным пламенным крылом,
Душа летит, распахивая двери,
И так в неё легко, родную, верить,
Хотя она вся — вывих и излом.
В ладонях спит прирученная тьма,
Рождённая на самых тонких гранях.
И дождь ни на минуту не устанет
Сходить с ума. Или сводить с ума.
Ты видишь эту ночь? Она твоя.
Пусть будет миг пронзительным и звёздным.
Не будет ли непоправимо поздно
Сказать тебе, что ты — немножко я?
Душа глядится в прошлое без дна,
В ночи ступая мягко и бесшумно,
И обнимает мир, больной, безумный,
Лишённый веры, разума и сна…
Ещё бледны в кварталах фонари,
И в них пока не тает мостовая,
Душа смеётся, тёплая, живая —
Давай, моя волшебница, твори!

***

Это сотни огней. Это сотни агоний в миг.
Это сломанных крыльев волочится грязный шлейф.
И попутные ветры бросают внезапно бриг,
И усталое судно ложится в бессрочный дрейф.
Как вокруг тишина оглушительна, Боже мой,
Миллион вышибающих дух молчаливых тонн.
Воздух плечи сжимает и грудь. Неживой, немой,
Вот и сбылся твой самый кошмарный на свете сон,
И смыкаются в серые кольца ряды трибун,
И прожектора гаснет слепящий надёжный свет.
Сколько тысяч надежд растоптал безобразный бунт,
Как горяч и бессилен на сердце ожога след!
Только, знаешь, и это пройдёт, как ужасный сон,
Как и всё остальное. И небо качнется вновь.
Как бы ни было горько — прав ведь был Соломон.
Всё пройдёт. И в итоге останется лишь любовь.
Чтоб достойно прожить, не у каждого хватит сил,
И от боли внутри не спасёт никакой Ландау*.
Только тот, что без сердца, сегодня не произносил:
«Всё равно я с тобой, Nevermore.
Never-more-than-now».**


* Лев Давидович Ландау, выдающийся советский физик-теоретик, лауреат Нобелевской премии по физике 1962 года. Отсылка к его словам: «Каждый имеет достаточно сил, чтобы достойно прожить жизнь. А все эти разговоры о том, какое сейчас трудное время, это хитроумный способ оправдать своё бездействие, лень и разные унылости. Работать надо, а там, глядишь, и времена изменятся.»
** никогда более, чем сейчас

Тедозашвили Лейла, преподаватель экономического факультета

А счастью в этом мире всё же быть!
Душа с сознанием отложит поединки…
Так хочется порой из прошлого сложить
Для памяти своей счастливые картинки.

И дома ощутить душевное тепло,
Пить кофе с книгой рано на рассвете,
Забыть, что в мире существует зло,
Друзей у дома собственного встретить.

Как хочется порою просто осознать,
Что в жизни наконец-то всё в порядке,
И новые вершины вскоре покорять,
А душу всю истратить без остатка…

Как хочется быть на своей земле —
Она прекрасна и слегка холмиста,
Чудесна в предрассветной мгле.
Душа покой находит здесь поэта-романиста.

Как хочется счастливым человеком стать,
И добиваться в жизни всегда что-то,
Верить, надеяться , любить, творить
И с Хариком ходить день через два в болота.


Для счастья я хочу у жизни время одолжить,
Да, пусть порой дороги будут тяжки,
Как хочется на полную катушку снова жить,
И душу вновь раскрыть всю нараспашку….

Юлия Соломатина, студентка биологического факультета

вверх